Суббота, 13 Январь 2018 00:00

Педофилы и героинщики мэра Киева

Педофилы и героинщики мэра Киева

Начнем с недавнего. «Министерство внутренних дел Украины возмущено решением судьи Голосеевского районного суда Киева Татьяны Шевченко, которая отклонила ходатайство милиции о мере пресечения в виде ареста наркокурьеру, задержанному во время транспортировки рекордного количества (3,2 кг) тяжелого наркотика – героина. Об этом сообщает пресс-служба МВД.

Злоумышленник, причастный к деятельности международного канала контрабанды наркотиков, был освобожден из-под стражи непосредственно в зале суда. Свое решение судья аргументировала положениями Конвенции о правах человека. По мнению представительницы Фемиды, перевозка такого количества героина – не является преступлением, за которое необходимо арестовывать человека.

Ввиду этого, Министерство внутренних дел Украины направило письмо в адрес Министра юстиции Украины относительно реагирования на такое решение судьи Татьяны Шевченко. Согласно с действующим законодательством Министр юстиции Украины имеет право хлопотать о принятии относительно судьи соответствующих мер влияния.

"ОБКОМ"

03 Апреля 2009»

А при чем здесь Черновецкий? Притом, что муж судьи Татьяны Шевченко, по «чистой случайности» является руководителем охраны Леонида Михайловича. И, как оказалось, промышляет не только избиением журналистов и депутатов Киеврады, но и, вероятно, доставкой своему шефу чудодейственного «порошка». При этом очень удобно иметь супругу – судью, которая всегда сможет «отмазать» наркокурьера.

Еще один весьма пикантный тип из окружения Черновецкого – некто Казбек Бектурсунов, «советник мэра по СМИ и свободе слова», а по совместительству растлитель малолетних. Наиболее известен Бектурсунов стал не благодаря своим мошенничествам с переводами Хайдеггера, и даже не воровством денег из издательского дома «Коммерсантъ». Бектурсунов стал знаменит по весьма непопулярной в «зонах» статье «растление малолетних».

Вспомним хронологию событий:

С Анастасией Гоженковой Роман Кислов был знаком с августа 2008 года и на момент их задержания 01.02.2009 года находился с ней в дружеских отношениях. О Гоженковой он знал, что она из неблагополучной и малообеспеченной семьи, и что в последние два года родители даже не давали ей денег на карманные расходы.
В октябре-ноябре 2008 года Гоженкова рассказала о том, что поддерживает интимные отношения с гр. Бектурсуновым, а также о том, что у нее имеются венерические заболевания, приобретенные от интимных отношений с ним, и о том, что в марте 2008 года она была от него беременна и сделала аборт.

При этом она говорила, что связь с Бектурсуновым тяготила ее, но в силу материальной зависимости она не могла разорвать отношения с ним и обращалась за советом, как ей это сделать, на что Роман Кислов отвечал, что она должна сама решить, как ей поступить. Однако Роман Кислов заверил Гоженкову, что если Бектурсунов вдруг будет поступать по отношению к ней как-то некорректно или же будет делать какие-либо противозаконные действия, то он поможет ей в таких ситуациях.

20.11.2008 года в свой день рождения Гоженкова сообщила, что она разорвала все взаимоотношения с Бектурсуновым и что отношения были закончены без каких-либо конфликтов и помощь ей не потребуется.

В последующее время с 20.11.2008 года по 08.12.2008 года Роман Кислов периодически общался с Гоженковой, и знал, что Гоженкова врет и она общение и интимные встречи с Бектурсуновым не прекратила, однако по этому поводу ничего ей не высказывал.
После этого Роман уехал по личным и служебным делам за пределы Украины. С 08.12.2008 года по 14.12.2008 года он находился в Москве, далее — с 14.12.2008 года по 21.12.2008 года в Париже.

В Москву Роман вернулся вечером 21.12.2008 года и увидел, что на мобильный телефон пришли сообщения о телефонных звонках от Гоженковой. На следующий день он позвонил Гоженковой, которая сообщила ему о том, Бектурсунов ее преследует, что у нее есть видеозапись их интимных отношений, что она об этом сказала Бектурсунову и теперь он ей угрожает и требует, чтобы она отдала ему эту видеозапись. В телефонном разговоре Гоженкова попросила Романа помочь ей в сложившейся ситуации. Роман в ответ на ее просьбу 22.12.2008 года позвонил Бектурсунову и сказал ему, чтобы он перестал преследовать Гоженкову, а также написал СМС сообщение, в котором просил ответить, что Бектурсунов хочет от Гоженковой.

Бектурсунов ответил в СМС сообщении, что хочет получить от Гоженковой видеозапись их интимных отношений, о которой говорила Гоженкова, и готов за это заплатить, а также оставил адрес своей электронной почты, через которую он предложил продолжить общение и с помощью которой обещал написать свои предложения о выкупе. Также он настаивал, чтобы информация об этом конфликте не стала никому известной

Обо всем этом Роман по телефону рассказал Гоженковой и убедительно просил ее с Бектурсуновым не встречаться и в целях ее безопасности не ночевать дома, а ночевать у своих подруг и знакомых, что Гоженкова и сделала.

Где-то 23 –24 декабря 2008 года Гоженкова позвонила и сообщила, что Бектурсунов настойчиво просит о встрече с ней, что он прислал электронное письмо, в котором написал, что хочет забрать ее за границу и совместно с ней решить их проблему.

26.12.2008 года Роман Кислов вечером выехал из Москвы в Киев.

Утром 27.12.2008 года в Киеве его встретила Гоженкова, после чего они поехали на квартиру, где проживает Роман, и Гоженкова рассказала о том, что она до 21.12.2008 года продолжала встречаться с Бектурсуновым для интимных отношений. Также она сообщила, что на эти встречи Бектурсунов принуждал ее приводить иных девушек для сексуальных отношений втроем. Конфликт между ней и Бектурсуновым возник 21.12.2008 года (Кислов в это время летел из Парижа в Москву), когда она отказалась приводить девушку для Бектурсунова и встречаться с ним для интимных отношений отказалась. По словам Гоженковой постоянные требования Бектурсунова вывели ее из себя и она написала ему СМС следующего содержания: «Хочу чтобы о твоих сексуальных талантах знали все. Есть чудное видео.» После чего, по словам Гоженковой, Бектурсунов с помощью звонков и СМС сообщений начал настаивать на немедленной встрече с ним, а она отказывалась, после чего он стал угрожать ей неприятностями. Также Гоженкова пояснила, что на самом деле, видео об интимных отношениях между ней и Бектурсуновым нет, что это был блеф. Гоженкова сообщила, что с 22.12 и по 27.12.2008 года она с Бектурсуновым по телефону не общается, только писала СМС сообщения.

После этого, там же на квартире, Роман Кислов сказал ей, что ситуация серьезная, Бектурсунов влиятельный человек в Киеве, и для того чтобы оградить Гоженкову от его преследований, Гоженковой нужно написать заявление на имя начальника ГУБОП Украины Бедрикивского и на имя начальника УМВД Украины в городе Киеве Яремы в котором изложить факты ее развращения со стороны Бектурсунова, обратиться с просьбой оградить ее от преследования Бектурсунова, а также возбудить в отношении него уголовное дело по ст. 155, 156 УК Украины. После этого указанное заявление было составлено, распечатано в двух экземплярах и подписано Гоженковой.

Один экземпляр Роман Кислов оставил у себя, второй экземпляр взяла Гоженкова вместе с номером телефона пресс-секретаря ГУБОП Украины Елены Мельник, с которой Роман сказал связаться в случае, если Бектурсунов будет предпринимать какие-либо действия, для передачи заявления в ГУБОП Украины.

Как главный редактор интернет-издания «Громадська прокуратура Украины», как журналист, Роман Кислов принял решение о проведении журналистского расследования по указанным фактам. В связи с чем, подготовил редакционное задание на проведение журналистского расследования, одной из целей которого была задача спровоцировать Бектурсунова на уголовно наказуемое деяние в виде подкупа лиц, которым стало известно об его уголовно наказуемых деяниях, после чего обо всем сообщить в прокуратуру и иные правоохранительные органы. Редакционное задание было распечатано на бланке интернет-издания «Громадська прокуратура Украины» в двух экземплярах, подписано ним и заверено печатью.

27.12.2008 года поздно вечером Роману позвонила Гоженкова и сообщила, что ей звонил ее отец, которому до этого звонил Бектурсунов, который сказал ее отцу о том, что Анастасии якобы угрожает опасность, что она якобы находится в дурной компании. Гоженкова попросила Романа позвонить ее отцу и узнать от него подробности этого разговора. Роман отцу Гоженковой позвонил. Тот сказал, что ему известно, что Анастасия попала в какую-то плохую ситуацию и ей кто-то угрожает. Роман предложил ему встретиться вместе с Анастасией для выяснения всех вопросов. Отец Гоженковой согласился на это предложение и сказал, что о встрече сообщит дополнительно. В последствии встреча не состоялась.

Вечером 28.12.2008 года когда Роман уезжал в Москву, Гоженкова пришла его проводить и они договорились о том, что все попытки Бектурсунова дать откупные будут фиксировать, а также Роман написал Бектурсунову сообщение с предложением о встрече в Москве. В тот же вечер Гоженкова получила от Бектурсунова СМС сообщение следующего содержания : «Я уезжаю. Давай встретимся. Хочу оставить тебе $».

29.12.2008 года, находясь в Москве, Роман получил два электронных письма, в которых Бектурсунов сообщал о том, что приехать в Москву он не может, т.к. улетает за границу, и предложил провести встречу в Киеве после новогодних и рождественских праздников.

В дальнейшее время в период с 29.12.2008 года по 04.01.2009 года Гоженкова с целью избежать встреч и контактов с Бектурсуновым находилась у своих родственников под Киевом.

31.12.2008 года Гоженкова по телефону сообщила Роману о том, что приблизительно 29.12.2008 года — 30.12.2008 года к ней домой приезжал человек от Бектурсунова (по описаниям мамы Гоженковой он был похож на друга Бектурсунова по фамилии Красовицкий А.В.), который для Гоженковой Анастасии оставил пакет, в котором находилось 10 тысяч гривень, ноутбук, цифровой фотоаппарат.

Вечером 04.01.2009 года Роман приехал в Киев, а 06.01.2009 года он встретился с Гоженковой, которая при личной встрече подтвердила то, что она получила от Бектурсунова 10 тысяч гривень, ноутбук, цифровой фотоаппарат.

Примерно 08.01-09.01.2009 года для того, чтобы окончательно зафиксировать предложение Бектурсунова о его предыдущих предложениях о денежном выкупе (взятке) с конкретной суммой и валютой, Гоженкова и Роман отправили находящемуся на отдыхе за границей Бектурсунову СМС сообщение приблизительно такого содержания: «Казбек! Цена вопроса с твоей девушкой 250000».

При этом в СМС сообщении после цифры «250000» не стояло никаких указаний и уточнений, что под эти подразумевается какая-либо валюта.

В период с 14.01.2009 по 15.01.2009 года Роман переписывался с Бектурсуновым для согласования с ним места встречи в г. Киеве. 16.01.2009 в 19.00 он встретился с Бектурсуновым в кафе «Дабл кофе» на ул. Михайловская, 6 в г. Киеве, представившись при встрече юристом по имени Александр, которому якобы поручено урегулировать конфликтную ситуацию между Гоженковой и Бектурсуновым. При встрече он передал Бектурсунову макет заявления органам внутренних дел без указания имен и фамилий (он был сделан на основе заявления Гоженковой в ГУБОП Украины и УМВД Украины в городе Киеве). После ознакомления с текстом заявления, Бектурсунов сказал, что хочет заплатить Гоженковой за то, чтобы указанное заявление не попало в органы внутренних дел. Роман предложил ему самому установить денежную сумму для откупа и написать ее по электронной почте для ознакомления Гоженковой.

(На тот момент Бектурсунов знал, что Кислов Роман работает журналистом, и был ранее судим в 1999 году за участие в радикальных политических организациях. А человек Бектурсунова проследил за Кисловым и узнал, что тот вечером встретился с Гоженковой.)

Далее в период с 16.01.2009 года по 01.02.2009 года Гоженкова и Роман получили по электронной почте от Бектурсунова предложения о выкупе (взятке) за то, что заявление Гоженковой не попадет в органы внутренних дел, в виде денежной суммы в размере 20 тысяч долларов США для Гоженковой, а также предложение о помощи Гоженковой с поступлением и обучением в одном из ВУЗов г. Киева.

01.02.2009 года Бектурсунов обратился через своих знакомых к руководству УБОП г. Киева с заявлением о том, что у него вымогает деньги ранее судимый уголовник (так в своем заявлении Бектурсунов указывал, что якобы 21.12.2008 года Гоженкову выкрали, ему угрожали (Кислов с телефона Гоженковой), (при этом Кислов находился во Франции). О том, что Роман Кислов является журналистом, Бектурсунов не сообщил.

Бектурсунов назначил на 01.02.2009 года на 14.00 встречу в помещении кафе «Дабл Кофе», расположенного по ул. Михайловская, 6, в г. Киеве и настоял, чтобы Гоженкова присуствовала на встрече, а также чтобы она принесла справки о прерывании беременности и о своих венерических заболеваниях. Кроме того, сама Гоженкова настаивала на встрече с Бектурсуновым и хотела при Кислове высказать Бектурсунову все, что она о нем думает. Также 01.02.2009 года к 14.00 к кафе «Дабл Кофе», расположенного по ул. Михайловская, 6, в г. Киеве приехала опергруппа УБОП. При этом сотрудникам УБОП было известно, что речь идет о вымогательстве денег у советника киевского мера каким-то уголовником.

Встреча состоялась 01.02.2009 года около 14.00 в помещении кафе «Дабл Кофе», расположенного по ул. Михайловская, 6, в г. Киеве. На встрече Бектурсунов передал деньги Гоженковой, взял у нее справки и вместо разговора с Гоженковой про их отношения, вскочил и выбежал из кафе. Кислов встал и пошел за Бектурсуновым, т..к. предполагалось, что Гоженкова и Бектурсунов должны были обсудить свои проблемы.

При выходе из кафе Роман был остановлен работниками УБОП г. Киева, которые, попросили предъявить им документы, удостоверяющие его личность, а также пояснить цель и обстоятельства нахождения в кафе «Дабл Кофе» в промежутке времени с 14.00 до 14.30. Роман Кислов предъявил паспорт гражданина Украины, удостоверение журналиста интернет-издания «Громадська прокуратура Украины», удостоверение профессионального журналиста, выданное Киевской спилкой журналистов Украины, карточкe аккредитации журналиста в Верховной Раде Украины, редакционное задание, распечатанное на бланке интернет-издания «Громадська прокуратура Украины» и заверенное печатью, в котором указывалось, что в отношении гр. Гоженковой совершено уголовно наказуемое деяние (совращение малолетней), в связи с чем, журналист Кислов Р.В. уполномочен провести расследование и зафиксировать факт подкупа гр. Гоженковой со стороны гр. Бектурсунова за не заявление ею о преступлении в органы внутренних дел.

Работники УБОП были сбиты с толку создавшейся ситуацией, когда вместо уголовника им были предъявлены удостоверения журналиста и редакционное задание.

После этого Кислов и Гоженкова вместе с работниками УБОП проехали в здание УБОП на ул. Антоновича, 114. Там, в разных кабинетах, без объявлений о том, что они являются подозреваемыми в совершении преступления (вымогательство) под протокол с них были взяты пояснения по ситуации, произошедшей в кафе «Дабл Кофе». Роман Кислов, находясь в кабинете №525 дал показания оперуполномоченному майору милиции Оленюк Р.М. о том, что выполнял редакционное задание, пояснил, как и при каких обстоятельствах было оформлено это задание, и как происходила встреча между ним, гр. Гоженковой и гр. Бектурсуновым.

В соседнем кабинете находиласть Гоженкова, оперуполномоченный Захаревич Е.А. и гр. Бектурсунов. Бектурсунов повышенным тоном говорил Гоженковой о том, что ей говорить оперуполномоченному Захаревич под протокол. При этом Гоженкова плакала.

После Гоженкова обратилась к Роману с просьбой назвать пароль для входа на сайт знакомств, где находилась переписка между ней и Бектурсуновым (в период с 01.07.2007 года по 01.02.2009 года), в которой зафиксирована информация об их сексуальных отношениях с августа 2007 года. Также по требованию Бектурсунова Роман назвал пароли доступа к электронной почте, по которой они с ним переписывались, и в которой была зафиксирована информация о предложении Бектурсуновым денежной суммы Гоженковой, для того чтобы она не подавала заявление в органы внутренних дел. Майор Оленюк и другие оперативные работники говорили Кислову, что ситуация неоднозначная, что в связи с тем, что тут присутствует Бектурсунов и начальство, которые дало им указание как им нужно поступать, то возможно Кислова сделают вымогателем, т.к. все зависит от Гоженковой и ее показаний. Также они сказали, что т. к. переписку по электронной почте и СМС сообщения они не могут приобщить к делу, а только устные показания, то Кислова обвинят в организации вымогательства. (Они очень были удивлены ситуации, когда узнали, что Кислов вымогатель).

После этого Роман Кислов и Гоженкова в сопровождении работников УБОП были доставлены в Шевченковский РО, куда вслед за ними прибыл гр. Бектурсунов. Сотрудники УБОП передали следователю Шевченковского РО пояснения Гоженковой и Кислова, и на основании этих документов следователем было принято решение о возбуждении уголовного дела. Кислов и Гоженкова были объявлены подозреваемыми в совершении преступления, предусмотренного частью 2 ст. 189 УК Украины (вымогательство). Кислова задержали на трое суток, а в отношении Гоженковой была принята мера пресечения – подписка о невыезде.

После оглашения этого решения Гоженкова, которую в коридоре ожидал Бектурсунов, попросила у Кислова ключи от квартиры, якобы для того, чтобы забрать оттуда свои личные вещи. Кислов, который в квартире проживал один и у которого дома находились: второй дубликат заявления Гоженковой о возбуждении в отношении Бектурсунова уголовного дела; дубликат редакционного задания; иная информация о совершении преступления в отношении Гоженковой (документы в электронном виде на его компьютере), давать ей ключи отказался.

Мотивы действий Бектурсунова складываются из двух составляющих: 1) до 16.01.2009 года – боязнь разглашения его интимных похождений и развращение малолетних, педофилии и других сексуальных подвигов, 2) а с 16.01.2009 года , после того как Бектурсунов узнал, что Кислов журналист еще и чувством унижения и оскорбления, что его «Лолита» сбежала от него и попросила помощи у другого человека, к тому же журналиста.

Боязнь Бектурсунова уголовной ответственности привели к тому, что Бектурсунов просто придумал обвинения в отношении Кислова.

Так в своем заявлении УБОП он указывал:

1) что 21.12.2008 года Кислов звонил с телефона Гоженковой и угрожал ему, (хотя в это время Кислов находился во Франции и появился в Киеве спустя 4 дня)

2) что в электронных письмах ему угрожали, что его убьют – хотя таких писем нет и он их не может предъявить следствию

3) что у него вымогают деньги, хотя он сам писал предложения о деньгах и указывал суммы и т.д.

Фальсификация со стороны работников УБОП:

1) заявления о фальсификации со стороны работников УБОП Кисловым указаны в заявлении на имя прокурора

2) ложное сообщение пресслужбы УБОП (автор Елена Мельник) от 03-04.02.2009 года, в котором сообщается, что «подозреваемые полностью признали свою вину»
Какую вину и кто что признал, непонятно. Может быть, Бектурсунов, в отношении которого дело так кстати и не закрыто?

3) это же сообщение пресслужбы, в котором говорится, что «сотрудники УБОП Киева разработали операцию и взяли телефоны на прослушку». На самом деле никакой прослушки не было. На это не была дана санкция Апелляционного суда г. Киева. В связи с этим возникают вопросы: а) была ли прослушка, и б) на каком основании.

На сегодняшний момент обвинения в вымогательстве в отношении Романа Кислова лежат на «гиперболизированных, политтехнологических, бредовых» заявлениях Казбека Бектурсунова, а также показаниях «Лолиты» (Анастасии Гоженковой), данные ею под давлением Бектурсунова и работников УБОП, купленных Бектурсуновым.

Об этом свидетельствуют в частности, чистые, вылизанные показания Гоженковой, размещенные в интернете.

(продолжение следует)

Сергей Сыров




Источник: “http://www.rospres.com/hearsay/4059/”