Вторник, 12 Сентябрь 2017 07:40

Как "замочили" финансовую систему Казахстана

За годы независимости Казахстана, Национальный Банк РК так и не смог стать истинно независимым государственным институтом, отвечающим за стабильность национальной валюты и удержание инфляции в разумных («низких») коридорах. Правительство, во главе с Премьер-министром, не может и не должно управлять политикой и действиями Центрального Банка. В финансовом секторе страны накоплено множество проблем, с которыми борется Национальный Банк, но он и сам своей непродуманной политикой способствовал их накоплению. Юридическая самостоятельность и не подотчетность Нацбанка Правительству не спасла его от очевидных минусов Правительства, а именно:

- низкий уровень квалификации персонала;

- высокая текучесть кадров;

- непоследовательность и непродуманность действий;

- полное отсутствие преемственности принятых ранее решений;

- непрозрачные либо устаревшие критерии оценки эффективности кадров.

Непрофессионализм работников НБРК порождает серьезные проблемы и дисбалансы в финансовом секторе. Изначально был сделан неверный акцент на опережающее развитие банковского сектора. Остальные сектора, в особенности страховой рынок и рынок ценных бумаг не удостаивались должного внимания регулятора. На тот момент источниками фондирования для банков служили: 1) депозиты физических и юридических лиц; 2) иностранные займы. Депозитная база не росла и не могла расти желанными темпами, поэтому банки, с легкой подачи Национального Банка, увлеклись привлечением займов. Впоследствии, когда грянул гром, банкам были предъявлены требования, в том числе досрочные по возврату денег. Национальный Банк поспешил обвинить во всем сами банки, хотя сам способствовал бурному росту активов банковского сектора. В этих условиях, вполне оправданным и обоснованным выглядит решение о создании и внедрении в Казахстане накопительной пенсионной системы, которая позволила банкам получить долгосрочное фондирование.

Почему никто из них не понес заслуженного наказания, а крайними оказались пенсионная система и пенсионные фонды

С этого момента начинает активно развиваться ипотечное кредитование (соответственно, мощный толчок к развитию получила строительная отрасль РК), банки выдают кредиты для развития реального сектора экономики страны, развиваются другие банковские продукты. С этой целью, собственно, и создавалась, и внедрялась накопительная пенсионная система - для привлечения длинных денег в экономику страны. Зачем необходимо было впоследствии закрывать и национализировать нормальные и эффективно работающие пенсионные фонды? Те лица, которые были причастны к уже многочисленным дефолтам по портфелям пенсионных фондов, всем широко известны, но это не мешает им себя вполне комфортно себя чувствовать и иметь бизнес в Казахстане.  Почему никто из них не понес заслуженного наказания, а крайними оказались пенсионная система и пенсионные фонды? Каким образом сейчас ситуация с единственным накопительным пенсионным фондом (ЕНПФ) кардинально отличается от существовавшего ранее конкурентного рынка пенсионных услуг? Очевидно, что после недавних скандалов с приобретением ЕНПФ бумаг Бузгул Аурум и Азербайджанского Банка развития и еще ранним списанием 100 млрд.тг. в качестве убытка, ничем не отличается, если не сказать - стало хуже. Подобные непоследовательные действия, помимо создания еще одного монополиста в стране (коих итак предостаточно в каждом секторе экономики, а во многом, благодаря этому, экономика Казахстана в силу практического отсутствия конкуренции не может нормально развиваться), в том числе регулятора, привели к параличу банковской системы страны (отсутствие фондирования) и  полному вымиранию рынка ценных бумаг в стране.

Созданные механизмы  по очистке балансов банковского сектора (Фонд проблемных активов)  не работают. В этот Фонд необходимо пригласить специалистов с рынка, которые понимают суть имеющихся проблем.

Инвестиционная привлекательность финансовых институтов упала ниже пределов. В том числе и в силу "душных" объятий регулятора

Налицо полная разбалансированность в регулировании и надзоре со стороны НацБанка,  напрочь забыт принцип «контр - цикличности» надзора. Инвестиционная привлекательность финансовых институтов упала ниже пределов. В том числе и в силу "душных" объятий регулятора.

У  ЕНПФ вообще нет никакой  мотивации по сохранности накоплений, повышению доходности и улучшения качества услуг. Как показывает практика, скорее, наоборот.

Как известно, прежде, чем акции или облигации эмитента могут  выйти на рынок, им необходимо пройти процедуру листинга на бирже, т.е. «раскрыть» свою финансовую отчетность и стать максимально прозрачным для потенциальных инвесторов. В данном случае, бумаги золотодобывающего предприятия прошли листинг на нашей бирже KASE, т.е. биржа, по сути, выдала разрешение на возможность покупки бумаг этого эмитента инвесторами. Если ЕНПФ и его руководители виновны в покупке

так сказать «мусорных» ценных бумаг указанной организации, то почему KASE и ее руководители не несут никакой ответственности за то, что они дали возможность этим бумагам выйти на рынок? Ответ довольно прост -  биржой KASE владеет сам НацБанк (по крайней мере, имеет существенное влияние), а руководящими работниками ее являются бывшие руководящие работники НацБанка. Это еще раз к вопросу о компетенции работников НацБанка и его дочерних предприятий: когда работник «поруководил» в центральном аппарате, начинает, как по лифту, спускаться в его дочерние организации, и там «руководить». Насколько эффективны вложения регулятора в биржу KASE и какие дивиденды он получил? Едва ли кто-нибудь сможет ответить на эти вопросы.   Остальным «дочкам» НацБанка в этом плане тоже похвастать нечем. В подтверждение бездумных трат Правительства и НацБанка можно привести рейтинг Казахстана в индексе глобальной конкурентоспособности по компоненту «Расточительство государственных расходов». Так вот, за последние 3 года положительных сдвигов по этому показателю у Казахстане нет, а за период в 4 года - существенная потеря позиций (с 31 на 41). Приведем еще некоторые показатели, отражающие негативные тренды для потенциальных инвесторов: по компонентам «Строгость стандартов аудита и отчетности» и «Эффективность корпоративного управления» за последний год существенная потеря позиций с 74 до 88 и с 58 до 72, соответственно. По степени защищенности интересов миноритарных акционеров у Казахстана также заметный регресс - 65 позиция против 52 в прошлом году. В целом же, степень защиты прав инвесторов за 4 года в РК имеет устойчивый понижательный тренд - с 10 места к 25.

Проведенные реструктуризации долгов можно, без ложной скромности, назвать узаконенным грабежом кредиторов

Объединение пенсионных фондов, так же как и объединение, и укрупнение банков в стране, ничем хорошим не закончилось. Историю объединений банков можно начать с Банка Алем, впоследствии ставшим БТА, который объединился с Казкомом и сейчас сливается с Халык Банком. Если принять во внимание размер средств, выделенных государством на спасение и очистку балансов этих банков, то необходимо признать, что с экономической точки зрения их спасение было стратегически неверным решением. Проведенные реструктуризации долгов можно, без ложной скромности, назвать узаконенным грабежом кредиторов, в том числе иностранных, при этом, репутация Казахстана как ответственного партнера опущена «ниже плинтуса».

Эти слияния приведут к тому, что проблемы, имеющиеся в объединяемых банках, только мультиплицируются

На текущий момент еще ряд известных банков РК объявили о слиянии, при этом, НБРК благосклонно выдает им согласие, предусмотренное законодательством в этом случае. Однако, даже не искушенному в банковских делах специалисту понятно, что эти слияния приведут к тому, что проблемы, имеющиеся в объединяемых банках, только мультиплицируются. Национальный Банк РК, выдав все эти согласия, как и в случае с БТА, ни за что отвечать не будет, никто не будет наказан, в случае реализации негативных сценариев развития. Крайними, как всегда, окажутся дольщики, ИПшники и обычные граждане. При этом, НацБанк при проверках финансовых институтов предпочитает выписывать штрафы, которые в промежуточных отчетах исчисляются миллионами, а впоследствии, чудесным образом, снижаются в разы. Куда «уходит» разница, опять же вопрос риторический. С аудиторских организаций тоже почему -то никто не спросит за их недостоверные отчеты и положительные оценки. Потом опять проблемы у банков, и все по кругу. Здесь, думаем, также будет кстати вспомнить про рейтинг Казахстана в глобальном соперничестве. По фактору «Эффективность рынков товаров и услуг» из 16-ти компонентов у нашей страны за последний год ухудшение позиций по 12-ти компонентам. Приведем самые важные из них: интенсивность конкуренции на местном уровне - 106 позиция (наихудшая - 120); степень доминирования на рынке - 69; эффективность антимонопольной политики - 83; влияние правил на прямые иностранные инвестиции - 92 (наихудшая - 100); степень ориентации на клиента - 89 (последовательное снижение в течение 2-х последних лет).

Может у НацБанка есть успехи по другим направлениям его деятельности? Скажем, по реализации денежно - кредитной политики (ДКП) или управлению средствами НацФонда? По этим вопросам все непрозрачно и непонятно, в первую очередь, самому НацБанку, хотя в недавнем прошлом регулятором был заявлен курс на высокую прозрачность и информативность своих действий. Что же касается ДКП - то такого документа, вообще, нет, по крайней мере, в открытых источниках. Как реальному сектору ориентироваться и на что опираться, на какие ориентиры? Национальный Банк РК давно уже перестал быть методологическим центром финансового рынка республики. Решения, принимаемые подразделением монетарных операций НБРК, которое фактически занимается управлением активами, нельзя объяснить ничем иным, чем обыкновенной некомпетентностью, а возможно, и чем-то похуже.   Недостаточное знание английского языка, отсутствие профильного опыта работы его сотрудников и необоснованные траты - это только часть недостатков в работе данного подразделения. А эффективность работы этого подразделения хорошо видна на примере прироста активов НацФонда, золотовалютных резервов и активов ЕНПФ. Такое подразделение необходимо четко контролировать и ставить в жесткие рамки - это можно было бы поручить Счетному комитету, а также использовать инструменты общественного контроля (прозрачность деятельности, доходов и расходов, инвестиционной политики, отчеты Парламенту).  В результате, по фактору «Макроэкономическая среда» в рейтинге за последний год Казахстан резко ухудшил свои позиции - 69, наихудший в 2008/2009 г.г. - 74.

Простому обывателю преподносится очередная «сказка» НБРК про  сдерживание инфляции, инфляционное таргетироване и свободно плавающий (рыночный) обменный курс.  Но специалистам давно ясно, что инфляция у нас в стране не монетарного характера, во многом связана с деятельностью монополистов и олигополией (отсутствие конкуренции), монетарными инструментами с ней не совладать, а при импорто -зависимой экономике роль обменного курса к иностранным валютам в определении инфляции приобретает решающее значение. В этой связи, совсем непонятно, чем занимается НБРК, если все его действия либо неэффективны либо взаимоисключающие? По компоненту «Инфляция» в факторе макроэкономической среды мы стабильно не входим в 100. За последние 3 года рейтинг составил - 107, 115 и 113, соответственно. Здесь ничего придумывать не надо, НацБанк только пускает пыль в глаза, ситуацию с инфляцией он не контролирует.

Остается законотворческая деятельность и деятельность НБРК на интеграционных площадках ЕвраЗЭс, ЕАЭС и ЕЭС. Характерной чертой участия представителей НБРК в заседаниях интеграционных объединений (ЕЭК) является отсутствие всякой позиции по рассматриваемому вопросу и по, сути, срыв работы ЕЭК по заданной теме.  При разработке же любого документа, то или иное новшество преподносится НБРК населению, депутатам и финансовому рынку как очередное благо. При этом, НБРК считаем себя самым умным и на любые попытки тех же депутатов добиться четкого обоснования от НБРК своей позиции, получают свою порцию обвинений в некомпетентности по рассматриваемой теме и полному игнорированию подотчетности депутатам. Можно вспомнить законопроекты об исламском финансировании, когда решения принимались на скорую руку, а сам проект был назван чуть ли ни панацеей от всех проблем и бед финансового сектора. Такая же ситуация с созданием Регионального финансового центра Алматы (РФЦДА), когда были потрачены «впустую» миллиарды бюджетных денег, а результата - нет. То же повторяется и с Международным Финансовым центром Астана (МФЦА): траты бешеные, но никто не называет отдачу от этого проекта. Очевидно, что от изменения географического положения, результат не улучшится, а потери бюджета не станут дивидендами. Сегодня мы сполна пожинаем плоды этого блага, подготовленного Национальным Банком. Если предположить, что депутаты не зря едят свой хлеб, тем не менее, население остро ощущает все негативные моменты, которые вызывает прошлая и текущая деятельность Национального Банка.

Продолжение следует.