Вторник, 13 Февраль 2018 13:45

Жизнь или тюрьма: особенности самообороны по-русски

«Ридус» разбирался, почему в России опасно защищать собственную жизнь и здоровье и как изменить ситуацию к лучшему

laugh19

Третьего сентября в частном секторе в Екатеринбурге произошла перестрелка. Подобные происшествия обычно живут в виде инфоповодов лишь непродолжительное время, однако этот случай не выходит из топа новостей вот уже который день. И дело тут даже не в том, что Олег Шишов за короткий срок стал народным героем у значительной части пользователей соцсетей. Здесь, скорее, интересны действия правоохранителей.

Из-за того, что сдавшегося казака-старообрядца отпустили под подписку о невыезде, а предполагаемого организатора «разборки» цыгана Дмитрия Пестрякова 7 сентября задержали, Следственный комитет Свердловской области в Рунете уже прозвали «СК здорового человека».

Такой подход к фигурантам дел о превышении пределов необходимой самообороны для наших силовиков не характерен. Очень часто за защиту жизни, здоровья и половой неприкосновенности гражданам России приходится расплачиваться тюремными сроками. Дело Шишова, скорее, исключение из правила.

Правосудие по-ярославски

День города, прошедший в Ярославе 28 мая, для семьи Феоктистовых и их товарища закончился уголовным преследованием. «Группе лиц» (некоторые из них ранее неоднократно судимы за кражи и хулиганство) не понравилось, что другая компания жарит шашлык возле своего частного дома.

Предъявив претензии, Андреев А. В. и трое Стариковых: Р. П., Д. Р. и А. Ю. перешли от слов к делу: избили и порезали ножами «шашлычников». Нападавшие не пожалели даже однорукого инвалида.

Не выдержав натиска, Феоктистов с друзьями поспешили укрыться в доме. Андреев со Стариковыми решили продолжить удачное наступление. «Ломились к ним в дом, перебили домофоны на дверях частного дома, погнули металл, разбили камеры наблюдения. У нас всему этому есть многочисленные доказательства», — говорит Александр Чернов, адвокат одного из фигурантов дела.

Перепугавшись, Феоктистов позвонил своему отцу с просьбами о помощи. Отец в беде сына не бросил, подъехал со своими друзьями. Но наладить общение с «шашлыконенавистниками» не вышло и у них.

Феоктистова-старшего и его товарища Шамшуварова также избили и порезали. Завязалась новая драка, в ходе которой пострадали уже и завязавшие конфликт молодые люди: получили телесные повреждения легкой, средней и тяжелой степеней тяжести. Один из них получил по голове удар то ли палкой, то ли битой от неустановленного лица.

Как ни странно, но в СИЗО и на скамье подсудимых оказались Феоктистов-старший и его товарищ, детский хоккейный тренер Шамшуваров. Ни о какой самообороне, несмотря на телесные повреждения и ножевые ранения у арестованных, судья речи даже не ведет. Их обвиняют в нанесении тяжких телесных повреждений и причинении среднего вреда здоровью.

Адвокат Шамшуварова Александр Чернов уверен, что дело повернулось таким образом благодаря следующему обстоятельству: у неоднократно судимого Андреева А. В. есть серьезные связи в местных правоохранительных органах.

«Его тетя работает во Фрунзенском РОВД замначальника следствия, Андреева такая. Она и расследовала это дело, хотя не имела на это права, поскольку она близкий родственник. Должна была взять самоотвод», — говорит Чернов

Рассмотрение этого дела еще не завершено. Адвокаты бомбардируют вышестоящие органы жалобами. Насколько их старания окажутся действенными, покажет время.

Евгений Шамшуваров

Стоит отметить, что загреметь на шконки можно и без «подвязок» у «потерпевших» в полиции. Таковых случаев в российской судебной практике — пруд пруди.

«Безоружный нападавший получил травмы средней тяжести…»

Соразмерность средств нападения и защиты — одна из главных бед отечественного законодательства в вопросе самообороны. Защищающим свою жизнь, здоровье или достоинство предлагают делать это в соответствии с законами чести из старых гонконгских боевиков: кулак против кулака, палка против палки, камень против камня.

«Это бред, — уверен адвокат Дмитрий Лило. — Если на вас нападают с ножом, то необязательно защищаться ножом при наличии у вас пистолета». Но и это еще не вся проблема.

«У нас есть очень много профессиональных спортсменов, владеющих какими-то боевыми искусствами. Можно дело Агафонова и Мирзаева сходу вспомнить, — напоминает юрист. — То есть, если лица владеют какими-то специальными познаниями в области боевых искусств и нанесут вам увечья, дело будет рассматриваться в обычном порядке. Очевидно, что одолеть бойцов-профессионалов можно только с применением оружия. Но у нас это будет трактоваться как-либо превышение пределов необходимой обороны либо убийство по неосторожности».

«Этого не должно быть. Вот нападают на меня, допустим. Я уже старый, седой, ленивый, а на меня нападает разгоряченный юноша двадцати двух лет, который занимается боксом. Я вправе применить против него оружие, но если я его применю, я превышу пределы необходимой обороны по настоящему законодательству», — приводит простой пример юрист.

«Нанесла ранение в жизненно важный орган — живот…»

Самое популярное оружие в делах, так или иначе связанных с самообороной, — ножи. В первую очередь так происходит потому, что участники пьяных бытовых поножовщин пытаются «съехать» с более «тяжелых» статей на сравнительно «легкую».

Тем не менее хватает и тех, кто стал виновным, защищая свою честь и достоинство. Одной даме, например, убившей своего насильника с одного удара ножом, пришлось отправиться на полтора года в колонию-поселение. В жизненно важный орган попала.

Пообщавшись с инструктором ножевого боя, корреспонденты «Ридуса» выяснили, что в человеческом теле лишь одна часть «пригодна» для нанесения ножевых ранений без особых правовых последствий.

«По соотношению к эффективности и возможности нанесения не летальных, но достаточно тяжелых последствий, — это голова: лицо и все, что выше бровей. Там находится огромное количество кровеносных сосудов, которые в случае рассечения зальют кровью глаза. Будет достигнут эффект дезориентации противника и его полное моральное разложение, и у вас появится время на применение 1001-го приема каратиста — бегства с места происшествия», — говорит Вадим Журавлев.

Впрочем, инструктор по ножевому бою крайне не рекомендует применение ножей для самообороны. По его словам, данный «хозяйственно-бытовой предмет» стоит пускать в ход только в том случае, если действительно уже не остается ничего другого.

«Нож не входит в перечень разрешенных средств для самообороны. Там есть огнестрельное оружие ограниченного поражения, шокеры, баллончики, ножа там просто физически нет. Если вы его примените в качестве средства самообороны, вам тут же будет инкриминировано превышение пределов необходимой обороны, просто потому, что ножа у вас с собой быть не должно», — отмечает Журавлев.

Проблемы могут вызвать и средства самообороны из списка. Тем же «травматом» можно по неосторожности причинить серьезные травмы. По словам адвокатов, судебных последствий не вызывает лишь один вид санкционированных спецсредств. «По нынешнему законодательству проблемы при самообороне могут не вызвать лишь газовые и перцовые баллончики», — уверяет Дмитрий Лило.

«На тот момент нападавшие уже были без оружия и не представляли опасности…»

Проблем, требующих решения в вопросах самообороны, столько, что даже простое перечисление заняло бы достаточное время. Тут и правоприменение средств самообороны в драке, и оценка угрозы жизни в действиях агрессора, и защита неприкосновенности жилища.

Например, внести изменения в законодательство предлагали члены Общественной палаты РФ. Петиция «Мой дом — моя крепость» набрала свыше ста тысяч голосов в интернете.

По словам Дмитрия Галочкина, одного из авторов инициативы, в законопроекте необходимо внести четкое определение жилища и того комплекса объектов, где человек может применять оружие как средство самообороны.

«Если на жилище человека нападет группа лиц, применяя насилие, а он будет использовать любые средства для своей защиты и своих родных, на него автоматически должна распространяться презумпция невиновности. Сегодня он вынужден что-то доказывать, а по логике наоборот, если есть подозрения, должна доказываться вина. Человек не должен доказывать свою невиновность, если на его жилище совершен налет», — отметил Галочкин.

О том, что закон о самообороне требует изменений, говорили и в прошлом составе Госдумы. Дальше слов дело тогда не зашло. Этот вопрос заново намерены поднять кандидаты в депутаты в случае своего избрания.

«В первую очередь необходимо установить жесткий контроль за отправлением правосудия в случаях, когда идет речь о возможном превышении мер самообороны, чтобы пострадавший не становился обвиняемым в нарушение духа и буквы закона. Тем не менее это не отменяет необходимости переработки соответствующих положений Гражданского и Уголовного кодекса», — заявил «Ридусу» столичный кандидат-одномандатник Георгий Федоров.

«Согласно статье 37 УК РФ, нанесение вреда нападавшему не может быть наказуемо только в том случае, если действия злоумышленника угрожали жизни потерпевшего. Сразу же возникает вопрос: каким образом можно определить, пытался ли нападавший убить человека, или же, допустим, просто ударить? Подобную дилемму должен решить судья. Естественно, судьи не в состоянии определить истинные намерения преступника. А что делать жертве нападения? Стараться понять за доли секунды перед занесенным над головой ножом, что же с ним хотят сделать: лишить жизни или просто сделать калекой?», — поделились с «Ридусом» своей точкой зрения потенциальные депутаты из Владимирской области Алексей Авдохин и Алексей Усачев.

Зачастую разные предложения по проблемам самообороны противоречат друг другу, но все единодушно сходятся во мнении, что «так дальше жить нельзя».

«Проблем в регулировании не существует»

Представители прокуратуры придерживаются иного мнения: закон о самообороне никаких изменений не требует.

«Каких-то глобальных проблем в законодательном регулировании, их, на мой взгляд, не существует», — заявил 8 сентября во время круглого стола в Общественной палате РФ первый замначальника Главного управления прокуратуры по надзору за следствием Владимир Овчинников.

«Статья 37 Уголовного кодекса наряду с постановлением пленума достаточно регулирует эту ситуацию, создает основу для реализации гражданами прав на защиту своей жизни, здоровья, а также здоровья и жизни других лиц от преступных посягательств. Те предполагаемые изменения, которые предлагаются, они представляют, на наш взгляд, обороняющимся право использовать средства, не соответствующие характеру и степени опасности посягательства и без необходимости умышленно причинять посягающему, в том числе и смерть, и тяжкий вред здоровью. Поэтому, как правило, такие инициативы отклоняются и мы на них даем отрицательный отзыв», — заявил он.

Стоит отметить, что эта точка зрения не вызвала среди общественников гневного обсуждения. Впрочем, резонансные события последнего месяца показывают, что, возможно, проблема необходимой самообороны съехала с мертвой точки.

Помимо уже упомянутого дела Шишова в конце августа Верховный суд страны оправдал некоего гражданина Ш. На него во время пьянки набросились друзья, начали бить, в руках у одного из нападавших сверкнул нож. Ш. сумел отнять «перо» у собутыльника, после чего в пылу драки зарезал обоих: первый нападавший получил 23 удара ножом, второй — 29.

Ш. осудили, но Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда России, рассмотрев кассационную жалобу, отменила приговор. Судьи высокой инстанции обратили внимание, что факт нападения на подсудимого доказан. Конечно, право у нас не прецедентное, но судьи, рассматривая аналогичные дела, наверняка вспомнят это решение высшей судебной инстанции.

Другой громкий случай — прекращение уголовного дела в отношении Александра Григорьева, убившего четверых и ранившего одного человека, которые ворвались в его дом на Новый год.

«С учетом эмоционального состояния мужчины, подвергшегося нападению, сопряженного с проникновением в его жилище в ночное время, находившегося в состоянии страха за свою жизнь и жизнь своих близких родственников», Григорьев действовал «в пределах необходимой обороны», — заявили 8 сентября представители управления Следственного комитета РФ по Челябинской области.

К сожалению, пока таких решений удручающе мало.

Дмитрий Строганов

 

Интересное